Экономика

Заоблачные проектыНужно ли городу стремиться ввысь?

18:34:12, 16 августа 2005
Заоблачные проектыНужно ли городу стремиться ввысь?
Нужно ли городу стремиться ввысь?
Марина СУМИНА

В недалеком будущем в Петербурге на пересечении улиц Новосмоленская и Кораблестроителей появится здание, которое сможет называться небоскребом, ибо высота его составит 150 м. Многофункциональный комплекс, который намерена построить компания «Торговый двор», побивает прежний рекорд городского высотного строительства — жилой комплекс, построенный на проспекте Энгельса, высотой 135 м.
Вообще повышенной этажностью сейчас в Петербурге уже никого не удивишь, хотя до сих пор окончательно не определено, какие здания считать высотными, или, как принято говорить с 1920-х годов, небоскребами. Если, по федеральным стандартам, высотки — это дома выше 75 метров, что составляет примерно 25 этажей, то Российская академия строительных наук определяет высотный стандарт в 40 этажей, а в Петербурге этот норматив ограничен всего 16 этажами.
Высотки строили и при социализме. Более 30 лет назад два 22-этажных дома оформили ансамбль на площади Победы. Спустя 10 лет подобные здания появились и на набережной Смоленки, но в те времена к строительству высоток относились с крайней осторожностью, и примеры такой застройки встречались редко. Лишь в 1999 году высотное строительство начинает смело вторгаться в город. На перекрестке пр. Культуры и пр. Луначарского был построен 25-этажный жилой дом. За ним последовали 24-этажное здание на ул. Одоевского и 25-этажный дом у станции метро «Проспект Большевиков».

Неуправляемый рост

Высотный бум в городе начался два года назад, когда, выступая на Международном строительном форуме, проходившем в Петербурге, тогдашний глава Госстроя Николай Кошман коснулся темы нерационального, по его мнению, использования городских территорий в двух мегаполисах страны — Москве и Петербурге. Многие застройщики посчитали, что таким образом им дан «зеленый свет» на высотное строительство.

Городские власти, напуганные тем, что процесс грозит стать стихийным и неуправляемым, выпустили временный строительный регламент, в основе которого лежало разделение городской территории на шесть частей. В первой, где находятся наиболее ценные историко-культурные объекты (район Невского пр., часть Петроградской стороны и Василь-евского острова, здания на набережных Невы, Заячий остров), было разрешено строительство зданий не выше 23,5 метра. По старинным канонам — 11 саженей. Именно эту высоту царской резиденции — Зимнего дворца предписывал не превышать «Строительный устав» Петербурга, принятый еще в 1844 году.

Во второй зоне, тоже относящейся к историческому центру, но менее ценной, можно уже возводить в исключительных случаях новостройки высотой до 35 м., а в третьей и четвертой — до 42 м. В пятой и шестой зонах застройщики имеют практически полную свободу.

Нужно ли говорить, что регламент, мягко говоря, несколько запоздал? До его выхода в центре Петербурга уже успели нагородить массу безвкусных высотных строений. Достаточно вспомнить гостиницу, построенную на Почтамтской улице, нелепая крыша которой, похожая на стеклянную крышку гроба, «украшает» теперь панораму города, соседствуя с куполом Исаакия. По поводу таких «шедевров современного зодчества» председатель КГИОП Вера Дементьева сокрушенно говорит, что их демонтаж не предусмотрен законом.

Потому и сегодня застройщики находят возможность обходить регламент, благо финансовая ответственность нарушителей при этом минимальна, а снос новодела не разрешается. Иногда городские власти и сами дают добро на нарушение ими же созданных норм застройки. По проекту Доминика Перро, рядом с историческим зданием Мариинского театра вознесется на высоту 42 м строение, где разместится его вторая сцена. Но, поскольку проект одобрен на высшем уровне, в КГИОПе это считают не дисгармонией, а вертикальной доминантой Театральной площади и ее окрестностей.

Выше дом — больше прибыль

Высотки идут в рост. Сегодня до 12% возводимых домов имеют 18 и более этажей. А 4% — 25-этажные. Разработаны проекты 30 — 40-этажных высотных зданий. Например, на объекте «Золотая гавань» в северной приморской части Петербурга «ЛенСпецСМУ» планирует построить 36-этажные башни. А компания «ЛЭК» на Варшавской ул. собирается строить 40-этажные высотки. Джинна выпустили из бутылки.

Принято считать, что мегаполисы обречены на высотное строительство, это диктуется растущей ценой земельных участков и вообще дефицитом земли. Дополнительные затраты на скоростные лифты, особые меры противопожарной безопасности, многоступенчатое водоснабжение оплачивает покупатель квартиры. Себестоимость 1 кв. м в таких домах варьируется в пределах $400 — 800, а продается тот же квадратный метр по цене $1200 — 2000. Люди платят за панораму, открывающуюся из окон, и престиж. При такой продажной цене дома окупаются, даже если в них продано меньше половины квартир.

Больше этажей — меньше затрат, а приварок от «торговли видами» всегда будет весомым. Может быть, кому-то из инвесторов в мечтах видится пример американского миллиардера-застройщика Дональда Трампа, который продает квартиры в своих небоскребах на Манхэттене по $36 тыс. за кв. м, что недешево даже по американским меркам.

Вообще в заманчивом высот-ном бизнесе заинтересованы многие — и подрядчики, и научно-исследовательские структуры, каждая из которых получает кусок от «пирога». В принципе и городские власти строительство высоток в отведенных для этого местах одобряют. Для них это в какой-то мере вопрос престижа, ведь бытует мнение, что страну, не доросшую до строительства высотных зданий, относят к третьеразрядным.

«Болотный фактор»

Но престиж престижем, а не развивалось в Петербурге высот-ное строительство отнюдь не из-за технической отсталости. Во всем мире высотки строятся на скальных выходах или основаниях, сложенных твердыми породами. Для Петербурга же характерны обводненные, заторфованные пески и глины (скальные грунты располагаются на глубинах 180 — 220 метров).

«Болотный фактор — не страшилка. Он несет в себе реальную опасность», — считает генеральный директор НПО «Геореконструкция — Фундаментпроект» Алексей Шашкин. Именно недооценкой проектным институтом сложности геологии пятна застройки объясняется ситуация с домом в Шипкинском пер., именуемым в народе «петербургской Пизанской башней», который отклонился от вертикальной оси на 80 см. «Без научной базы и технического регламента высотное строительство станет фактором повышенной опасности», — констатирует А. Шашкин.

Любое высотное здание, где бы его ни поставили, — это фактор риска. Самое высокое в Европе здание во Франкфурте-на-Майне просело на 22 см. Небоскреб спасло от обрушения только то, что он не дал крена.

Во всем мире к высотному строительству относятся с особой осторожностью и допускают к нему лишь компании, прошедшие специальный контроль и имеющие опыт. А у нас — почти всех желающих. При том что практического опыта строительства высоток у нас не было. До сих пор не существует СНиПов на возведение строений выше 75 метров, и быстро создать их невозможно, потому что для этого надо построить в соответствие с ними здание, изучить, как оно стоит на грунте, как работают внутренние коммуникации. А идея принятия за основу московских нормативов, где уже наработана практика подобного строительства, вряд ли удачна — слишком уж разные у нас природные условия.

Впрочем, в Петербурге сохранилась одна из старейших геотехнических школ России. Петербургские ученые-геотехники не раз пытались инициировать обсуждение проблем высотного строительства со специалистами-застройщиками и администрацией для выработки определенных правил, но к большому успеху эти попытки не привели.

Сегодня проектировщики рассчитывают параметры высотного здания самостоятельно, иной раз подбирая их опытным путем. В России на сегодня вообще нет данных о поведении высоток в тех или иных случаях. У нас не существует специалистов по вы-сотному проектированию, и даже если ахитектурно-строительный институт начнет их выпускать, пройдет не один год, пока вновь испеченные проектировщики смогут приступить к работе.

В то же время сами застройщики нередко смотрят на проблему строительства «свысока», экономя на геодезических изысканиях, поскольку это дополнительные траты. Ведь, несмотря на обилие чиновников, в строительстве практически никто и ни за что не отвечает — ни комитет по строительству, так как дом строил не он, ни застройщик, у которого этот дом приняли контролирующие органы, а на момент сдачи в эксплуатацию с ним вроде бы было все в порядке.

Но эпопея с высотками не заканчивается на этапе «сдал-принял». Их эксплуатация должна сопровождаться постоянным мониторингом — контролем осадки и крена зданий, нагнетания статических усилий в несущих элементах, параметров колебаний конструкций. Но будут ли такие проверки достаточно частыми и хватит ли у города для этого сил и средств — на эти вопросы пока ответить невозможно.

Равнение на Малайзию?

А так ли уж необходимо городу массовое высотное строительство? Вернемся к старинному питерскому «Строительному уставу», предписывающему строить в городе дома не выше 23,5 метра — это ведь шло далеко не только от амбиций, дабы строения простых смертных не возносились выше бога и царя. Наши предки прекрасно понимали не только как опасно нагружать тяжелыми конструкциями город, стоящий на болотах, но и то, что в нашем сыром климате, создающем предпосылки к легочным заболеваниям, не нужны высокие дома, заслоняющие солнечный свет.

Запад, который мы с запозданием стремимся догнать, уже разочаровался в прелестях высоток. В городах Англии, Германии, Франции, Испании не планируется развивать сферу высотного жилищного строительства, поскольку жители чувствуют себя не комфортно в поднебесье из-за колебаний высоток при сильном ветре. Кроме того, от небоскребов отказываются и по финансовым соображениям, поскольку содержание зданий выше 60 этажей признано экономически неэффективным. Так что знаменитые Empire State Building высотой 381 м в Нью-Йорке, Petronas Towers высотой 451 м в столице Малайзии Куала-Лумпур и самое высокое здание в мире высотой 500 м в Шанхае сейчас больше символы этих городов, чем выгодные проекты.

У Петербурга тоже есть свои символы: дворцы, памятники, парки, вся панорама центра, спланированная еще Петром I. И так ли нужны ли нам коробки из стекла и бетона, заслоняющие небо?

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100