Экономика

Грядет новая перестройка?

01:57:10, 25 января 2006
Наша страна вступила в период экономического роста. Пока во многом он базируется на эксплуатации мощного сырьевого сектора и старого портфеля ресурсов, характерного для развивающихся рынков. Но вскоре ситуацию необходимо будет коренным образом менять.

Рост на фоне падения

Какие ресурсы мы до сих пор эксплуатировали? Во-первых, слабый рубль. Дефолт 1998 года фактически восстановил автономность российской экономики. Мы получили конкурентные позиции на внешнем рынке и дополнительную внутреннюю протекционистскую защиту, не прибегая при этом ни к каким ограничениям. За счет этого экономика, которая когда-то при СССР строилась как «цельносборная» машина, снова заработала. Восстановились некоторые внутренние связи в промышленности.

Заработали производства, которые до этого не имели шанса на жизнь. В первую очередь от слабого рубля выиграли два сектора — работающий с сырьевыми отраслями и работающий на импортозамещение. Косвенные выгоды получил и государственный бюджет. Потому что в момент дефолта были «обнулены» многие обязательства. Их общая стоимость резко упала. Однако эффект слабого рубля исчерпался уже к 2004 году. В 2003 году Россия достигла по доллару паритета покупательской способности, характерного для додефолтных времен. Сырьевая экспортная накачка создала условия для постепенного роста курса рубля.

По прогнозам западных аналитиков, если цена за баррель нефти марки Brent сохранится на уровне 60 долларов, то к 2015 году доллар будет стоить примерно 20 рублей. Второй наш традиционный ресурс — это низкие внутренние цены на сырье при высоких ценах на мировых рынках. Ситуация остается благоприятной вплоть до настоящего времени. С 2002 года устойчиво растет цена на нефть на мировых рынках. Установились практически максимальные за последние десятилетия цены на многие сырьевые товары, в первую очередь на группу металлов и химии. В эту же категорию постепенно входят уголь и зерно. Кто выиграл от низких внутренних цен? Сырьевые отрасли и так называемая коммутационная экономика — сектор услуг, сервис. И снова бюджет — хотя и с некоторым запозданием.

Следующий ресурс — дешевая рабочая сила. Эксплуатировали ее в основном отрасли традиционной индустрии. Но и этот ресурс уже полностью исчерпан. В настоящий момент можно считать, что дешевой рабочей силы в Российской Федерации нет и взять ее неоткуда. Мы приближаемся к пику демографического спада (пока еще вступают в трудовую деятельность «бейби-бумеры» периода перестройки).

До 2006 года горбачевский «бейби-бум» исправно поставлял рабочую силу — относительно молодые и трудоспособные кадры. Но уже в 2006 — 2010 годы начнется плавный спад, а после 2010 года у нас будут серьезные проблемы с притоком молодежи на рынок труда. При этом исчерпан и миграционный потенциал СНГ — источника русскоязычного и культурно-совместимого населения. По статистике, падение притока этих эмигрантов за 3 — 5 последних лет уменьшилось в разы. Но хотелось бы отметить одну важную вещь: когда мы говорим, что у нас нет дешевой рабочей силы, имеется в виду, что нет дешевой рабочей силы определенного качества.

Сейчас в экономике начнут высвобождаться рабочие руки. В некоторых отраслях высвобождение будет обвальным. Фактически этот процесс уже начался в лесопромышленном комплексе. На подходе — сельское хозяйство. В итоге на рынок труда будет выброшено большое количество незанятых работников. Но представьте себе, что это будут, скажем, мужчины лет за сорок с низкой квалификацией. Это, к сожалению, не та рабочая сила, которая нужна новой экономике.

Еще один ресурс для экономического роста — низкие тарифы естественных монополий. Но и он вот-вот закончится. Сегодня рост тарифов более чем ощутим. Тарифы естественных монополий не могут бесконечно быть источником дотаций для экономики и социальной сферы. Рано или поздно этот ресурс исчерпается. Фактически, как основание для роста экономики, мы его уже почти выбрали.

И последнее — в качестве ресурса было использовано снижение фискальной нагрузки на экономику. Сегодня можно говорить, что в Российской Федерации налоговое бремя по ряду показателей меньше, чем даже, например, у такой традиционно привлекательной для инвесторов страны, как Польша. Можно, конечно, надеяться на эксплуатацию этого ресурса в дальнейшем, в частности, продолжая снижать ставки ряда налогов. Но напрямую вряд ли можно извлечь из него серьезный эффект для экономического роста. Ресурсы исчерпаны.

Итак, дешевый рубль, низкие внутренние цены на сырье при высоких мировых ценах, дешевая рабочая сила, низкие тарифы естественных монополий и стремящаяся к минимизации фискальная нагрузка. Все это дает традиционную индустриальную экономику, в первую очередь ориентированную на массовое типовое производство с использованием стандартных технологий. И ни при каких условиях не создающую условий для инновационного технологического роста.

Исходя из этого, можно сказать: хотя экономика Российской Федерации в обозримом будущем будет продолжать расти, пределы сырьевого роста всем известны. В силу этого экономический рост является неустойчивым. Замедляются темпы добычи нефти.

Эксперты полагают, что 2006 год будет в этом смысле критическим. Конечно, это скорее технический сбой, нежели реальное отсутствие нефти в России. Но важно понимать, что предыдущий этап освоения нефтегазовых ресурсов уже завершен. Мы будем вынуждены перейти к добыче нефти и газа с больших глубин, осваивать шельф. К этому мы практически не готовы. Особенно если посмотреть финансовые обязательства российских компаний.

Без внешних инвесторов, без консорциумов качественный скачок в ближайшие 2 — 3 года вряд ли возможен. Старые месторождения в Западной Сибири постепенно истощаются. Очевидно, придется двинуться в Восточную Сибирь (в первую очередь нефтегазовые месторождения в Иркутской области, Красноярском крае и Якутии). Без этих месторождений страна будет терять позиции на мировом нефтегазовом рынке. Очевидно, что начинать масштабные работы по геологоразведке следовало еще несколько лет назад. Теперь же будет явное отставание с точки зрения эффективности капиталовложений в отрасль.

В черной металлургии из-за снижения спроса сокращение производства может также наступить уже в 2006 году. Такие прогнозы дают многие эксперты. Ни НАФТА, ни ЕС, ни СНГ не дадут существенного прироста потребления черных металлов. Более того, США планируют спад в 3,5%. Китай же, который является основным потребителем черных металлов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, наращивает собственное производство, где рост составляет 23 — 28% в год. Помимо этого у нас существуют серьезные проблемы с сырьем. Кроме того, очевидно, что в России не самое высокотехнологичное производство. Еще четыре года назад руководители ведущих металлургических компаний Российской Федерации говорили, что через три года они встанут перед проблемой конкурентоспособности. Сегодня это время пришло.

В ближайшие 3 — 4 года в мире будет запущен блок проектов в сфере цветной металлургии. Эти проекты были готовы к старту еще 5 — 7 лет назад, когда цены на мировом рынке были достаточно низкими. Сейчас, когда цены близки к десятилетним (и даже двадцатилетним) максимумам, инвестиции в цветную металлургию начнутся обязательно. Как в Азиатско-Тихоокеанском регионе (в частности, в Китае), так и в Канаде, и в Австралии конкуренция на рынке цветных металлов резко возрастет. Напрямую сравнить невозможно, но мы знаем, что по производительности труда предприятия горнодобывающей промышленности и цветной металлургии в России и за рубежом различаются на порядок. Причем не в пользу России.

Основания для оптимизма

И все же мы имеем дело с существенным ростом внутреннего рынка, который уже способен генерировать новые экономические процессы. Такой рынок привлекателен для зарубежных поставщиков товаров и услуг. Он настолько велик, что начинает учитываться международными компаниями в производственных и торговых стратегиях. Сегодня около 40% потребительского рынка РФ занимает импорт, и его доля продолжает расти. По предварительным данным, в 2005 году рост импорта составил 13 — 14%. Для сравнения: в 2000 году — 7%, в 2004 году — чуть более 10%.

С одной стороны, это означает, что вполне возможен кризис в некоторых отраслях импортозамещения. В первую очередь это касается легкой промышленности, отдельных секторов машиностроения (уже упал объем выпуска российских автомобилей). Но в то же время растет сборка «чуть-чуть» российских автомобилей («Форд», «Тойота», «Фольксваген»). Ко всему прочему, по зарубежным прогнозам, если цены на нефть будут удерживаться в течение 10 лет на отметке 60 долларов за баррель, мы можем получить среднюю заработную плату на уровне 2,5 — 3 тысячи долларов в месяц, что приведет к увеличению покупательской способности населения и еще большему росту внутреннего рынка.

Более того, сейчас мы стоим перед задачей масштабного технологического обновления производственных мощностей. Советский Союз был сверхинвестирован. Гигантские заводы, гигантские производственные площадки — все производилось сразу, на месте, цельносборно. Цехи поставлены таким образом, что сегодня содержать их невозможно. Здания заводов, которые остаются сейчас на производственных площадках, рассчитаны на срок эксплуатации в пределах 15 лет. Затем они должны перестраиваться. Дол-жен меняться и производственный процесс, который сделает нашу экономику более эффективной.

Так, часть машиностроительных компаний активно передает часть бизнес-процессов на аутсорсинг сторонним исполнителям. Сегодня нет смысла производить какое-либо изделие сразу и полностью в одном месте, надо дробить процесс на отдельные операции и передавать на выполнение кому-то. Уже действует лозунг: «Если вы сегодня ничего не отдали на аутсорсинг, это значит, завтра вы умрете». Итак, рынок будет расти. На нем создается спрос на новые типы бизнеса, новую технологическую политику.

Мы находимся буквально в шаге от реструктуризации бизнес-процессов на огромном количестве предприятий, где должны будут переходить на новые системы контроля качества, выделять часть бизнес-процессов на аутсорсинг, начинать управлять предприятиями не только как инженерными, но и финансовыми объектами. Это даст существенный толчок развитию экономики и, может быть, впервые за последние десятилетия сформирует запрос на внедрение собственных инновационных технологий.

Три окна в мир

Судя по всему, в стране уже сейчас экономический рост неравномерен. За последние 10 лет неравномерность развития только усилилась. Так что нет оснований считать, что в «светлое будущее» мы вступим одновременно. Скорее всего, выделятся опорные регионы. Однако проблема сейчас не в том, что у нас много отстающих, а в том, что опорные регионы не справляются со своей функцией: с запуском новых технологических, управленческих, организационных и культурных проектов. По всей вероятности, у страны будет три таких региона-окна. По крайней мере у нас есть три растущих рынка. Это в первую очередь Северо-Запад (Санкт-Петербург). На юге это, скорее всего, Краснодар и Ростов-на-Дону. На востоке, судя по всему, тоже будет одна точка роста — Владивосток.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100