Экономика

Минфин показал свою олигархическую природу

22:57:04, 14 марта 2006
За минувшие с момента создания Стабилизационного фонда годы по поводу этой новации российских реформаторов не высказался только ленивый. Не миновала чаша сия и Минфин, который уже в этом году разразился фантастически длинным для этого жанра пресс-релизом, призванным опровергнуть мнение «анонимного источника в аппарате правительства».

Напомню, что «анонимный источник» высказал идею робкую и ничуть не противоречащую господствующему в государстве либеральному фундаментализму. А именно: вкладывать средства Стабфонда не только в ценные бумаги своих стратегических конкурентов (других государств), но и в высокодоходные акции предприятий. Как это делается, например, в Норвегии.

Тишайший аноним даже не заикнулся об отличиях России от Норвегии. В частности, о разрушенности первой. Что и делает резкое наращивание инвестиций, достижимое только за счет усилий государства, категорическим условием выживания. Кстати, сами эти инвестиции должны быть гарантированно высокорентабельными — при условии снятия государством политических рисков.

«Источник» просто напомнил, что средства Стабфонда хранятся в рублях и, соответственно, «съедаются» инфляцией. Да, масштабы обесценения он выразил в валютном эквиваленте (7 млрд долларов), что действительно не вполне корректно. Ведь темпы обесценения доллара и рубля существенно отличаются. Однако смысл его высказывания очевиден для всякого, даже не только имеющего экономическое образование, а просто сталкивающегося с ростом цен на рынке.

По-видимому, сотрудники Минфина не знакомы ни с первым, ни со вторым, так как характеризуют указание на очевидные потери от инфляции как «экономически безграмотное». Хотя это определение относится прежде всего к рожденному ими же (и весьма косноязычному даже по бюрократическим меркам) тексту.

Чего стоит хотя бы указание на то, что вкладывание бюджетных денег в акции российских компаний вызовет инфляцию! Да, рост котировок фондового рынка действительно является частной, хотя и очень специфической формой инфляции. Впрочем, как и все формы обесценивания денежной единицы. Однако в данном случае это обесценивание ограничено самим фондовым рынком и не влияет на остальную экономику. Более того, повышая капитализацию экономики, рост котировок фондового рынка привлекает в нее капиталы. И тем самым, наоборот, способствует сдерживанию общего уровня инфляции.

Это очевидно для студентов начальных курсов — но, похоже, абсолютно недоступно для руководителей российского Минфина, велеречиво рассуждающих при этом о несчитанных ими «миллиардах долларов», поступающих в бюджет за счет того, что Центробанк эффективного управляет золотовалютными резервами.

Зато Минфин продолжает с упорством, достойным лучшего применения, рассматривать Стабфонд исключительно как средства, отложенные на грядущий «черный день». Мысль о том, что в случае наступления «черного дня» деньги Стабфонда кончатся и наступит катастрофа, даже не допускается в светлые головы руководителей страны. Равно как и о том, что разумное инвестирование средств Стабфонда в экономику позволит, снизив зависимость от мировых цен на нефть, избежать этого самого «черного дня» в принципе.

Особенно умиляет заявление о недопустимости управления средствами Стабфонда «чиновниками». Для сторонних наблюдателей не только ясно, но и нормально, когда Стабфондом управляет Минфин (то есть, по его собственной терминологии, «чиновники»). Однако из пресс-релиза следует, что именно это представляется самим чиновникам принципиально неприемлемым.

Объяснений тому может быть лишь два. Либо управление Стабфондом предполагается передать некой коммерческой структуре (с последствиями, памятными по 1996 — 1998 годам, когда управление бюджетом, по сути, было отдано на откуп олигархическим банкам). Либо чиновники Минфина не считают себя «чиновниками».

Последнее не так глупо, как может показаться. По крайней мере оно свидетельствует о понимании российским чиновничеством глубокого перерождения, произошедшего с ним, — превращения его в новую олигархию. Ведь олигарх это не ругательство, а научное обозначение бизнесмена, получающего значимую часть прибыли за счет контроля над той или иной частью государства. Отличие между прежними и теперешними олигархами лишь в том, что первые паразитировали на государстве снаружи, а вторые паразитируют изнутри.

Гневное отрицание своей «чиновничьей» природы со стороны Минфина свидетельствует о росте классового самосознания новой олигархии. Их представители открыто, в официальном документе, негодуют против самой возможности допущения того, что они являются чиновниками.

Интересно, какие еще аргументы выдвинет Минфин в борьбе за право единолично распоряжаться Стабфондом, безнаказанно разрушать нашу экономику и нашу страну?

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100