Экономика

Хозяин не барин

02:07:10, 19 апреля 2006
Старейшее сельхозпредприятие региона — племзавод «Лесное» — признано лучшим в России. Хотя недавно в такое будущее верилось с трудом
Татьяна МАРЬИНА

Пуганая ворона куста боится

На ферму пришли мясники. Что дальше будет? Наивный вопрос. Простой кровожадный ответ: бойня и мясо. Усложним задачку: на ферму, где обитает КОРОВЬЕ поголовье — высокоудойное, чистопородное — пришли все те же мясники. Что будет дальше? Вот именно: в затылке почешешь, призадумаешься: а зачем, собственно говоря, пришли-то? Корова — она, конечно, тоже... мясо. Но — в потенциале. Первоочередная же ее задача — молоко давать.

Но три года назад, когда хозяином племенного сельхозпредприятия «Лесное» стал крупный мясоперерабатывающий завод, многие скептически настроенные граждане в затылках не чесали, ни о чем таком не призадумывались, рубили с плеча: «Ну теперь-то «Лесному» полный кирдык будет. Всех коров на колбасу пустят». Упрекнуть паникующих граждан — какие, мол, вы, товарищи, несознательные, от любых перемен только плохое ждете — язык не поворачивался. Пословицу помните: «Пуганая ворона и куста боится»? Так вот, племзавод «Лесное» уже был пуганым.

До этого всего пару лет в «Лесном» прохозяйствовал очень крупный и солидный питерский агрохолдинг. Результат был не просто плачевным, а поистине разрушительным. Под нож пустили племенных быков-производителей (специалисты называют их улучшателями). Туда же, за компанию, — коровий молодняк. Удержать высокую продуктивность молочного стада не смогли. В 2001-м от каждой лесновской коровы получили в среднем по 6 тысяч килограммов молока.

Если бы речь шла о каком-то рядовом хозяйстве, эти шесть тысяч выглядели бы не так уж и плохо. Но для «Лесного» это был позор. Ведь всего за год до того средний надой по хозяйству равнялся 8200 килограммам! На каком голодном пайке, в каком карцере надо держать коров, чтобы получить такой огромный сброс продуктивности за столь короткое время? Это останется «коммерческой тайной» прежних хозяев.

Как говорят в народе, бог им судья. Но, прежде чем забыть об оных, отметим одну очень важную деталь: основной специализацией экс-хозяев была МОЛОКОпереработка. «Лесное» — не единственное хозяйство области, которое подгреб под себя агрохолдинг, дабы обзавестись собственной молочно-сырьевой базой. Другие сельхозпредприятия, прежде не блиставшие какими-то особыми успехами, от вынужденного альянса с переработчиками, возможно, и выиграли. «Лесное» же осталось с крепко подорванным производством, с огромными долгами. С деморализованным коллективом, не облагодетельствованным не то чтобы достойной, а вообще какой-либо заработной платой.

Итак, три года назад расшатанное молочное хозяйство под своим крылышком решили пригреть МЯСОпереработчики.

Здесь мы ненадолго прервем современную хронологию. И оглянемся в прошлое. Ведь «Лесное» — это история, начало которой сто с лишним лет назад было положено... академиком архитектуры Юлием Юльевичем Бенуа.

Лесновский генофонд

Так вот, на окраине Петербурга в районе Муринского ручья, на пересечении нынешних проспектов Тихорецкого и Науки, по своим собственным чертежам архитектор Бенуа построил, как говорили современники, «знаменитую на весь Петербург Лесную ферму». На самом деле это был комплекс, включавший в себя дачу и хозяйственные постройки — сараи, ветряную водокачку, коровники. Последние были заселены двумя сотнями породистых удойных коров, содержавшихся в идеальной чистоте и порядке. Сохранились воспоминания об управляющем фермой по фамилии Захаров, который «бывало, достанет из кармана батистовый платочек, проведет им по коровьей спине. Беда, коль платок чуть загрязнится — и корову придется заново вычистить, и штраф уплатить». Молоко и масло с Лесной фермы отправлялись «состоятельным заказчикам», среди которых первый — Двор его императорского величества.

После революции имение Бенуа было национализировано. Молочную ферму, назвав совхозом «Лесное», передали в Петроградское губернское управление советскими хозяйствами (губсовхоз). Поголовье на ферме росло, создавался генофонд племенных животных.

В начале Великой Отечественной, до того как Ленинград оказался в блокадном кольце, поголовье удалось эвакуировать в вологодскую глубинку. Пешим ходом, перегонами... На Тихорецкий вернулись только осенью 1945-го.

Город строился, расширялся. Совхоз не мог оставаться в черте мегаполиса. Поголовью было определено новое место жительства — на границе Пушкинского и Гатчинского районов. Здесь и обосновалось «Лесное», получившее в 1970-х годах статус ГПЗ — государственного племенного завода. Рядом отстроили одноименный поселок-агрогородок для работников сельхозпредприятия.

В середине 1970-х годов два госплемзавода Ленинградской области — «Лесное» и «Петровский» в Приозерском районе — стали базовыми предприятиями для научных изысканий специалистов Всероссийского НИИ генетики и разведения животных. В результате чего здесь были созданы уникальные типы черно-пестрой породы крупного рогатого скота, названные, соответственно, «лесновский» и «петровский». Оба зарегистрированы в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений.

В 2000-м хозяйство отметило 80-летний юбилей, заодно почествовав своего бессменного — на протяжении двух десятилетий — директора Николая Анисимовича Рочева. Это под его руководством «Лесное» становилось известным на всю страну. Это его жесткая рука удерживала хозяйство на плаву в постперестроечное кризисное лихолетье.

В 2000-м от статуса «Лесного» — госплемзавод — отняли приставку «гос». Государство отказалось от своей собственности. В пользу частного капитала.

«Лесное» было ни первым, ни последним в огромном списке сельхозпредприятий, куда на правах хозяев пришли инвесторы. И если уж рассуждать по большому счету, создание в растерзанном АПК России вертикально интегрированных структур на средства частного капитала затормозило процесс разрушения, обеспечило сельхозпроизводству хоть какую-то стабильность. «Лесному» просто не повезло: его хапнули руки, умевшие только барыши подсчитывать. И — головы, не отяжеленные простой народной мудростью: «Хозяйство вести — не языком плести».

Да будет о грустном! Перестрадалось, переболелось... Надо жить.

В старых стенах

У нынешнего руководителя хозяйства генерального директора ОАО «Племзавод «Лесное» Бориса Вениаминовича Булкова крестьянских мозолей на руках тоже не видно. И специального сельхозобразования у него нет — ни агрономического, ни зоотехнического. Он управленец, менеджер. Традиция совхозного строя, когда на долж-ность директора крупного хозяйства назначался солидный дядя, прошедший славный трудовой путь от бригадира тракторной бригады до главного инженера, разбирающийся во всем и вся — и как землю пахать, и как корову доить, — канула в Лету. Нынешнему директору совсем необязательно знать все про залуживание полей и бонитировку поголовья — для этого есть специалисты.

Всей животноводческой отраслью, к примеру, в «Лесном» руководит Игорь Закирович Магомедрасулов. Три десятка лет в хозяйстве отработал и рядовым зоотехником был, до главного дорос. В племенном деле не хуже профессора разбирается. Ему и карты в руки.

А вот выработка общей политики, определение стратегии и тактики развития хозяйства — это уже «командирская» обязанность гендиректора.

Но тут какую стратегию ни выстраивай, какую тактику ни разрабатывай, а если за коровами ухаживать и зябь поднимать некому — все останется пустыми фантазиями. Где тот «аркан», который поможет вернуть работников в хозяйство? Где тот стимул, который удержит их здесь на годы вперед?

Праздные вопросы. И «аркан», и стимул — зарплата. Вот и начали с погашения задолженности по зарплате. Потом пересмотрели все тарифные сетки, чтобы жалованье трудягам увеличить. Ориентироваться пришлось на доходы работников питерских предприятий. «Лесное» — хозяйство пригородное, полугородское. Соблазнов у девчат-доярок или у парней-механизаторов поменять сельхоз-навоз на непыльную работенку в Петербурге хоть отбавляй. Теперь же призадумываются пахари: где в Питере найдешь поле, которое в страду принесет ежемесячный доход в 20 тысяч рублей? И коровы, которые могут «надоить» ту же сумму, на Невском и в его ближайших окрестностях не водятся...

Место обитания чистопородных лесновских буренок вместе с молодняком (всего в хозяйстве более двух тысяч голов крупного рогатого скота) презентабельным тоже не назовешь — старые дворы животноводческого комплекса, построенного на стыке 1960 — 1970-х годов. «Бывали мы в хозяйствах, где современные дворы-ангары со стеклянными крышами построены. Современные доильные залы видели, — рассказывает главный зоотехник Магомедрасулов. И признается: — Завидуем белой завистью. Когда-нибудь и в «Лесном» все это будет. А может быть, и лучше».

Основную часть стартового инвестиционного капитала новые хозяева вложили в развитие кормовой базы.

Угодья в хозяйстве, по меркам ЛенАПК, немалые: почти три тысячи гектаров. Часть из них, к слову, находятся на территории Петербурга, где ставка земельного налога в 30 (!) раз выше, чем в области. Ни на какие уступки по ее снижению город не идет. И то, что вся продукция «Лесного» отправляется на продовольственный рынок мегаполиса, городскими властями в расчет не принимается.

Почти семьсот гектаров из земельного фонда племзавода никакой ценности для земледелия не представляют — болота и неудобья. На остальных пахать-сеять можно, но при самом мудром агрономическом раскладе они могут обеспечить поголовье кормами на 30 — 35 процентов. Недостающее приходится закупать. Ослабить зависимость от кормоторговцев в принципе можно. Для этого необходимо взять в аренду неиспользуемые земли сельхозназначения. А еще лучше — прикупить землицу. Она в области есть. Остается только определиться с адресом. «Лесное» в поисках.

Мясо «в нагуле»

В роскошных дворах со стеклянными потолками и в светлых доильных залах буренкам «Лесного» пока отказано. Доят их не вручную, конечно, но по старинке: «линейная дойка» называется. Зато кормят сытно, и не чем попало, а кормами, приготовленными по индивидуальной рецептуре, сбалансированными. И вот вам результат: в прошлом году от каждой коровы в среднем получили по 9291 килограмму молока. К предыдущему году приплюсовали без малого полторы тонны! Есть в племзаводе корова с игрушечным именем Кукла, побившая все местные рекорды: выдала 12 тысяч литров молока. В общем и целом по продуктивности животных в 2005 году «Лесное» было объявлено ведущим хозяйством всего отечественного АПК.

Кто-то, нетерпеливый, дернет автора за фалду пиджака: ну что ты, мол, все про коров и молоко? Неужели про основной свой интерес — про мясо — нынешние хозяева позабыли, только и делают, что надои повышают?

Как же, забыли! Где крупный рогатый скот (покороче — КРС), там должно быть все в комплексе. И молоко, и мясо.

Расклад молодого поголовья на любой ферме простой: «девочки» — налево, «мальчики» направо. Правда, на племенном предприятии потом — и слева и справа — селекционерам придется немало потрудиться: определить, какие телочки будут обновлять племенное стадо «Лесного», каких отправят в другие совхозы на «ремонт» чужого поголовья. Спрос на лесновский «ремонтный» молодняк до сих пор есть и в Ленинградской области, и далеко за ее пределами. Но есть и выбраковка животных — тех, кто не потянет на высокую молочную продуктивность. Их дорога, как бы это прискорбно ни звучало, — на мясокомбинат

Примерно такой же отбор идет и среди бычков. Только среди них выискивают потенциальных производителей-«улучшателей». Потребность в таковых несоразмерно мала. Это в прежние, советские времена и Россия, и союзные республики вывозили из «Лесного» ежегодно до 450 племенных «улучшателей». В позапрошлом году удалось продать всего пять, в прошлом — семь. Сегодня на бычьей ферме хозяйства содержится всего полсотни уникальных племенных особей, способных облагородить любое безродное коровье стадо. А вместе с ними — пятьсот бычар на усиленном питании. То бишь на откорме. Куда они отправятся, нагуляв бока, догадаться несложно. Телячья колбаса — продукт диетический.

Так хочется под занавес повествования произнести что-то светлое. Обнадеживающее и всеобъемлющее.

«Всеобъемлющий» в нашем сельском хозяйстве сегодня — национальный проект «Развитие АПК». Недавно была удовлетворена заявка «Лесного» на участие в нем. Средства, выделяемые государством, пойдут на строительство нового современного животноводческого комплекса. Такого, говорят, еще не видела аграрная Россия.

Фото Александра ДРОЗДОВА

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100