Экономика

Рынок рубят — щепки летят

00:52:16, 28 апреля 2006
Место не бывает пусто. Даже и то, которое не свято. В торговле, как и вообще в коммерции, это правило выполняется с логикой еще более железной. Если экономика, конечно, рыночная.
Выхожу из родной станции метро. Боже, да неужели об этой площади мой коллега еще полгода назад писал: «Человеческий муравейник»? Тогда он насчитал на этом месте, кажется, не менее двух сотен торговых точек. А сейчас... ширь-даль — свобода! Глазу не за что зацепиться, только издалека еще доносятся визг пилы и стук чего-то наподобие топора. Срубили наш рыночек под самый корешок...

Но, поскольку место пусто не бывает, у выхода из метро граждан с готовностью встречают бабульки, торгующие в буквальном смысле «с рук». У одной под мышкой солидная пачка пакетов, у другой — на локоть повешены два свитерка.

— Все киоски снесли! — с охотой разъясняют бабки любознательным прохожим. — Все подчистую! Торговый комплекс, говорят, будут строить. Да только когда еще построят...

— Построят-то, может, и быстро, — возражает ее товарка. — Такие комплексы сейчас ляпают на скорую руку. Да только дорого там будет все, вот увидите.

Итак, борьба власти за культуру торговли, как мы видим, закончилась бесповоротной победой власти — по крайней мере на данной конкретной площади. Рынок не хотел сдаваться долго. Но против лома... сами понимаете. Отсрочку ему дали только до весны. А на зиму отгородили уродливым бетонным забором — по-видимому, для того, чтобы соблюсти нормативы: сколько там метров должно быть от выхода из метро до ближайшей торговой точки? Ну если по прямой — нормативы никак не выполнялись, а вот если бывшему пассажиру метро, готовящемуся сменить эту социальную роль на роль покупателя, приходится обходить бетонный забор — тогда, конечно, аккурат по норме все и выходит!

Но сколько зиме ни длиться — а весне все равно быть. С приходом тепла переносные палатки просто свернули, а добротные стационарные киоски, стоявшие там уже много лет, стали безжалостно рубить. Нам, покупателям, оставалось только ностальгировать. Вот здесь торговали орешками всех сортов, на любой вкус и по любой цене. Здесь — мясом. Недорого и вполне прилично по качеству. Здесь были сувениры, здесь, кажется, всяческие трусы-носки, а вон там — просто обалденная пышечная! Пышки в этом киоске подносили с пылу, с жару, хрустящие, вкуснющие и смехотворно дешевые... А вот из нескольких хлебных киосков мной, например, был отмечен вон тот, угловой: половинку «Дарницкого» в нем можно было приобрести всего за шесть пятьдесят. А к праздничку Восьмого марта случилось невиданное: в качестве подарка всем женщинам на целую неделю цену на хлеб снизили! И та моя любимая «половиночка» стоила всего пять пятьдесят!

Вот тут торговали кофе и чаем — тоже по очень низким ценам. Помнится, недавно был случай: на нужную мне пачку чая чуть-чуть не хватало мелочи, а разменивать крупную бумажку продавщица не захотела, махнув рукой: «Давайте свою мелочь. Полтинничек завтра занесете — вы же тут каждый день ходите, да и я всю неделю буду работать». Можно было и не заносить... Но от такого любезного, можно сказать, свойского отношения к покупателю так тепло стало на сердце — ну просто невозможно было на следующий день пройти мимо, не вернув те самые пятьдесят копеек.

А вот здесь сигареты продавались. Дешевле, чем где бы то ни было во всем городе. И где их сейчас искать? Что ж, найти-то можно, но... В соответствии с жесткими законами рыночной торговли в условиях минимальной конкуренции искомая марка сигарет подскочила в цене аж сразу на рубль. А в некоторых точках и на полтора-два.

Ладно — курить, конечно, вредно. Но вот как у нас теперь насчет хлеба насущного? Где я теперь свою половинку «Дарницкого» буду искать? Не идти же в час пик в «большой» магазин, выстаивать очередь за одним только хлебом.

И искомая половиночка «Дарницкого», конечно, нашлась. Чуть поодаль, в киоске через дорогу. Вот только не по шесть пятьдесят и, конечно, не по пять пятьдесят, а по девять рублей. Да все, конечно, ясно как день: условия минимальной конкуренции — и так далее. Рынок рубят — щепки летят, причем не только от киосков, но и от наших покупательских кошельков. Там рубль, тут два... таких щепочек понемногу от всех нас наковыряли! Мол, не обеднеем!

Правда, мне как покупателю удалось отыграться на носках. Ну, там поодаль срочная распродажа шла — за бесценок спускали товары, которые раньше вальяжно разлеживались на ныне снесенных прилавках. Так что пять пар летних носочков довелось приобрести за смехотворно низкую цену. Однако подумаем: носки мы не каждый день покупаем, а вот хлеб, как ни крути, куда чаще...

И сколько же будет стоить та самая половиночка «Дарницкого» в будущем торговом комплексе, который собираются возвести на месте снесенного «нецивилизованного» рынка?

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100