Экономика

Проигравший всегда недоволен

18:57:06, 16 мая 2006
К этому в арбитражном суде давно привыкли. Но информационная открытость третьей власти должна снизить количество претензий
Павел НЕТУПСКИЙ

Для развивающегося бизнеса 1990-х арбитражный суд был буквально спасением.
И от нерадивых партнеров, и от произвола государственных органов. В эпоху молниеносно меняющегося законодательства дела рассматривались в двухмесячный срок: качественно, скрупулезно. В отдельные годы по делам с участием налоговых органов 60 — 70% решений выносилось в пользу бизнесменов. Доводы о том, что «налоги нужны обществу, а сам арбитраж тоже существует за счет бюджета», на судей тогда не действовали: закон есть закон.

Существенной поддержкой положительного имиджа арбитражного суда в бизнес-среде стала открытая информационная политика. Ни у кого в те годы не спрашивали, кто он такой, при допуске на открытые процессы. Журналист, имеющий аккредитацию, свободно знакомился с любыми делами.

С развитием информационных технологий решения Федерального арбитражного суда стали публиковаться в справочных правовых системах («КонсультантПлюс», «Гарант» и др.), а потом и в сети «Интернет».

Однако отлаженная машина защиты бизнеса и закона, по мнению многих участников процесса, примерно с середины 2005 года стала разрушаться. Выразилось это, как говорят в коридорах судов, в частности, в усилении роли Высшего арбитражного суда (ВАС). Под лозунгом «формирования единства судебной практики» один за другим стали приниматься руководящие документы, обязательные для нижестоящих арбитражных судов. Были таковые и раньше, но не столь пропитанные духом «государственности». Например, не без поддержки нового руководства ВАС, налоговой инспекции вновь разрешили списывать штрафы «без суда и следствия»...

Как же обстоят дела сегодня в нашем городе? На вопросы корреспондента «СПб ведомостей» Павла НЕТУПСКОГО отвечает председатель Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленобласти Светлана ИЗОТОВА.

— Светлана Валерьевна, вы возглавляете Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти уже полгода. Какие основные проблемы вы видите в деятельности суда, что планируется изменить?
— Основная проблема — дефицит кадров. Вопрос формирования аппарата упирается в низкие (для Петербурга) оклады федеральных служащих. Нанять хороших специалистов на эти деньги очень сложно. Ведь даже секретарь судебного заседания должен иметь высшее юридическое образование и стаж работы по специальности не менее двух лет. Это должны быть сформировавшиеся специалисты. Но они на оклад 2000 рублей идут очень неохотно. И если, например, в соседней Тверской области эти должности замещаются по конкурсу, у суда даже есть «кадровый резерв», то в Петербурге выпускники юрфаков предпочитают работать в частных компаниях.

Дефицит судей приводит к катастрофической перегрузке. В итоге о предусмотренном законом трехмесячном сроке рассмотрения дела можно забыть: предварительные заседания мы часто вынуждены назначать через три-четыре месяца после подачи иска. 60 — 70 дел за день стало уже обычной практикой. Иногда судья рассматривает до 100 дел в день. Это похоже на профанацию правосудия. Ведь судебное решение — это не только резолютивная часть. Оно должно быть законным и обоснованным.

Еще одна проблема — размещение суда. Уже не первый год обсуждается вопрос переселения ГУВД, расположенного в одном здании с нами. Можно решить эту проблему и по-другому: пусть город выделит нам другое здание (пусть даже нуждающееся в реконструкции). Или земельный участок под застройку. Мы неоднократно заявляли, что по тому, в каком здании осуществляется правосудие, судят и о самом городе.

— Не первый год обсуждается вопрос публикации судебных решений в Интернете. Сегодня доступны абсолютно все решения кассационных инстанций, а в Москве — и первой, и апелляционной. Почему в Петербурге информация остается фактически закрытой?
— На сайте суда (www.spb.arbitr.ru) уже доступна информация о ходе рассмотрения дела — о дате назначения, времени судебного заседания и т. д. По вопросу публикации там копий судебных решений мы поставили себе срок — 1 января 2007 года.

Вообще планов очень много. Например, создать систему, при которой извещения сторонам будут направляться с помощью электронной почты. И по той же электронной почте можно будет реализовать заявки на получение документов или на ознакомление с делом. Возможностей сегодня очень много — вплоть до введения электронного судопроизводства. Технических препятствий тут нет — правда, отстает законодательство.

— В чем причина определенного недоверия участников процесса к арбитражным судам? Это высокие судебные расходы, информационная закрытость, длительность рассмотрения дел, коррумпированность или низкая квалификация судей?
— Более 60 тысяч обращений к нам в минувшем году, на мой взгляд, свидетельствуют о доверии к суду. И каждый год количество дел увеличивается.

Ставки государственной пошлины вряд ли кого-либо пугают. К тому же некоторые из них явно занижены. Например, для подачи апелляционной или кассационной жалобы достаточно заплатить в бюджет всего 1000 рублей. А это приводит к тому, что обжалуются даже «копеечные» дела. Сейчас затраты суда на рассмотрение одного дела, по разным подсчетам, составляют от 3 до 7 тысяч рублей. Фактически федеральный бюджет дотирует разрешение коммерческих споров.

С длительностью рассмотрения, как я уже говорила, проблема существует. За первые месяцы 2006 года с нарушением сроков идет около 18% дел. В прошлые годы были единицы... Арбитражный суд изначально создавался как «быстрый суд» — экономический оборот не может стоять на месте.

Если говорить об информационной открытости, то никто не ограничивает присутствие желающих в зале судебного заседания (кроме случаев, предусмотренных законом, но это бывает крайне редко). На входе стоят сотрудники службы безопасности (судебные приставы), однако это исключительно в целях обеспечения безопасности судей и других участников процессов — они никоим образом не ограничивают вход в залы судебных заседаний.

Что касается коррумпированности. Судья разрешает конфликт, и хотя бы одна из сторон всегда останется недовольной вынесенным решением. Адвокат скорее объяснит клиенту, что противоположная сторона заплатила судье, чем признается, что сам был не совсем подготовлен или некомпетентен. Отсюда чаще всего и растут слухи о коррумпированности суда. Если есть основания для таких обвинений, можно обращаться в соответствующие органы.

По статистике, в вышестоящих инстанциях (апелляционной и кассационной) отменяется около 30% наших решений. Это, конечно, бьет по репутации суда первой инстанции. Но я считаю отмены нормальным процессом. Ведь судебное решение, прошедшее все судебные инстанции, — это уже истина.

— Сейчас обсуждается вопрос, вызывать ли судей на квалификационную коллегию за то, что их решения отменяются. Как вы к этому относитесь? Ведь, судя по статистике, всех судей арбитражного суда можно вызвать «на ковер»?
— Как председателя суда меня не все в этих проектах устраивает. Не думаю, что многое в проектах устраивает и судей. Например, я против предложенной Германом Грефом идеи наказывать судей из-за отмены их решений. Да, есть ошибки судьи. Причем чаще всего процессуальные (не подписан протокол или решение и т. д.). Это брак в работе. Секретариат суда, кстати, должен выявлять такие ошибки. Поэтому при правильной организации работы таких ошибок не будет.

Не стоит забывать, что вышестоящий суд может не согласиться с решением судьи первой инстанции. Но и Высший арбитражный суд при рассмотрении конкретного дела может высказать позицию, не совпадающую с решением суда кассационной инстанции. Так в чем же здесь вина судьи первой инстанции? За что он должен нести ответственность?

Другой момент. То, что судьи должны декларировать доходы, ни у кого возражений не вызывает. Нет и особых возражений против фиксации неформальных связей. Это делается в ряде стран. Но нельзя забывать, что наши знакомые, товарищи, друзья — те, кто нас окружает, появляются с детства, со школьной или студенческой скамьи. Например, большинство юристов заканчивали один вуз, кто-то стал судьей, кто-то адвокатом, они продолжают встречаться. Вот у меня 175 однокурсников, большинство из них работают юристами в разных областях, и со многими я общаюсь. Так что же, судья должен резко ограничить круг своего общения, чтобы кто-то не обвинил его в неделовых и подозрительных связях? Уверяю, судьи — грамотные и ответственные люди, прекрасно разбирающиеся в своем круге знакомых.

Наконец, предлагается увеличить необходимый для назначения на судейскую должность стаж работы с 5 до 10 лет. Конечно, судья должен быть опытным и образованным юристом, однако его профессионализм не всегда прямо пропорционален стажу работы. Так что же, молодой, толковый, перспективный кандидат в судьи будет ждать 10 лет своего назначения? Думаю, это не очень правильно.

— Сейчас идет много споров о статусе председателя суда. Кто это — почетный представитель, руководитель или завхоз?
— По закону, председатель суда это прежде всего судья. На практике же зачастую получается — «завхоз с высшим юридическим образованием». Считаю, что председатель должен быть прежде всего организатором, аналитиком.

Я и мои заместители ведут прием, но только по вопросам организации деятельности суда (кадры, хозяйственная деятельность и т. д.). Обращаться к руководству по вопросу рассмотрения конкретного дела бессмысленно — ни я, ни мои заместители не имеем права вмешиваться в судебные заседания. Все свои доводы стороны должны высказывать только в зале, в судебном процессе.

Сейчас введена должность администратора суда, который и должен решать все хозяйственные вопросы — уборки, технического обеспечения, ремонта, а также организации документооборота. Но отношение к введению этой должности пока у многих судей неоднозначное. К тому же ни один вуз пока не готовит таких администраторов.

— В 2002 году прошла реформа арбитражного процесса. Как вы оцениваете ее итоги? Какие общие проблемы арбитражной системы вы видите?
— Идеи были правильные, но не все удалось реализовать. Например, введение предварительных судебных заседаний. Стороны должны в предварительном заседании представить все документы, изучить их. Зная, что все доказательства представлены, судья может вынести решение. Идея хорошая. Но проблема в нашем менталитете: стороны буквально «сидят на доказательствах» и никому давать их не хотят. Потом же судей ставят перед фактом: вот новые доказательства — принимайте решение. В итоге досудебная процедура не дает желаемого результата и только обременяет судей.

Общая проблема, я бы сказала, даже бич судебной системы — уведомление сторон. Ведь любое решение может быть отменено, если один из участников спора не был уведомлен «надлежащим образом». И далеко не всегда судья может проконтролировать этот процесс. Например, не так давно Высший арбитражный суд отменил решение из-за того, что извещение о заказном письме было доставлено почтой не два, а только один раз.

Можно было бы поручить доставку уведомлений службе судебных приставов, но она не очень заинтересована в том, чтобы взять на себя эти функции. Поэтому мы готовим обращение к налоговым органам с просьбой передать нам данные реестра юридических лиц в части их местонахождения — чтобы хотя бы достоверно знать их адреса.

Кроме того, обсуждаются поправки в законодательство, которые должны придать особый статус первому уведомлению. Тогда, зная, что против фирмы возбуждено дело, ее руководство будет само контролировать ситуацию, связанную с движением дела. Ну а мы такую информацию готовы предоставлять.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100