Экономика

Греф хочет развести рейдеров

16:02:11, 01 декабря 2006
Минэкономразвития представило свою программу борьбы с силовыми захватами компаний. По мнению министра Германа Грефа, необходимо, чтобы все возможные корпоративные споры вокруг конкретного предприятия рассматривал только один суд. Злоупотребляющих правом истцов министр предлагает карать штрафами.

Вчера членам Правительства России Герман Оскарович представлял презентацию своего видения проблем борьбы с рейдерством. И не скупился на громкие слова: «практически любой предприниматель в России сегодня живет под «дамокловым мечом», имя которому корпоративный захват. Когда-то это было главным образом банкротство. В последнее время стало модно использовать еще и уголовно-правовой инструментарий. Немаловажную роль в этом вопросе занимают недостатки судебной системы, коррупция в органах власти».

Красная карточка арбитра

Одной из основных причин, позволяющей рейдерам манипулировать судебной системой, специалисты Министерства экономического развития и торговли видят в возможности недобросовестных акционеров обращаться в разные суды, которые без злого умысла принимают противоречащие друг другу решения.

Первый шаг к стабилизации системы разрешения корпоративных споров еще четыре года назад сделал Вениамин Яковлев, возглавлявший в то время Высший Арбитражный Суд России (ВАС). Согласно вступившему в силу в августе 2002 года новому Арбитражному процессуальному кодексу РФ, споры между акционером и акционерным обществом, вытекающим из его деятельности (за исключением трудовых споров), были отнесены к специальной подведомственности арбитражного суда. То есть только в арбитраж могли обращаться любые акционеры, независимо от статуса. До этого творилась полная неразбериха. Два акционера – гражданин и организация - могли подать абсолютно одинаковые иски соответственно в районный суд и в арбитраж. И эти судебные инстанции могли вынести объективные и правомочные, но абсолютно разные по сути решения.

Но Яковлев решил проблему только частично. Например, судьи долго ломали голову, что считать «спорами, вытекающими из деятельности обществ»? Один из руководителей Санкт-Петербургского городского суда не счел таковым заявление об оспаривании решения собрания акционеров (а большинство корпоративных захватов проходит не без предъявления именно таких исков). А какой суд должен рассматривать дело о расторжении трудового договора с директором? Сейчас споры с участием лиц, входящих в состав органов управления и контроля юридического лица, отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции. «При этом такие дела, как правило, сопровождаются принятием обеспечительных мер (например, в виде запрета исполнять решение общего собрания акционеров о досрочном прекращении полномочий), что создает возможность корпоративного захвата», – пояснил Герман Греф.

Стопами Суворова

Противоречивость такой системы министр продемонстрировал на примере крупной поволжской сотовой компании, дело которой почему-то рассматривалось на Кавказе и в Санкт-Петербурге. Мировым судьей из Ставрополя был наложен арест на все акции ЗАО «СМАРТС» по трудовому спору между некой фирмой и ее сотрудницей, которая якобы обязалась купить для этой фирмы все 100 процентов акций сотового оператора. После того, как легитимным акционерам «СМАРТС» удалось снять арест (такое решение принял Верховный Суд России), уже спустя неделю компания вновь получила новое определение о наложении ареста по аналогичному делу, но уже судом Санкт-Петербурга.

Представленный Минэкономразвития законопроект уточняет принятый в 2002 году Кодекс. В компетенцию арбитражных судов передают любые дела, связанные с избранием, прекращением или приостановлением полномочий и ответственностью должностных лиц компаний (генерального директора, членов совета директоров и т.д.). Кроме того, в целях предотвращения инициирования корпоративных споров в различных судах, предлагается установить, что все корпоративные споры могут рассматриваться арбитражным судом только по месту нахождения юридического лица. То есть, если речь идет о питерской или областной компании (ИНН которых начинается на 78 или 47), то иски надо подавать в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти (на Суворовском проспекте). Все иные цифры – go home...

Другая идея Минэкономразвития уже давно и активно внедряется самими судебными органами – контроль за так называемыми обеспечительными мерами. Они используются не только в случаях собственно захватов, но и в целях корпоративного шантажа, «гринмэйла». «Даже если получить судебное решение, направленное на отъем чужой собственности, захватчикам не удается (да они и не всегда ставят перед собой такую цель), то попортить кровь своим противникам при помощи ареста имущества, акций, запрета выполнять те или иные корпоративные решения и других обеспечительных мер они могут изрядно», – констатирует министр.

Хотя ничего нового Герман Греф особо и не предлагает. К тому же месяц назад ВАС уже принял специальное постановление, представив коллегам 35 советов по этому вопросу. Единственная новация законопроекта – введение компенсации, которую взыщут с истца в пользу законных владельцев бизнеса, если в иске будет отказано. Действующее законодательство предусматривает в такой ситуации возмещение убытков, но эта процедура осложняется необходимостью доказывать точную сумму упущенной выгоды и иного ущерба, а это далеко не всегда удается сделать.

Миноритарий иногда прав

Авторы законопроекта пытаются доказать, что не хотят оградить все компании от любых возможных исков. Для этого добросовестным миноритарным акционерам предлагается маленькая «конфетка», например, институт коллективных исков (объединение требований множества истцов в одно производство), введение солидарной ответственности компании и регистратора за причиненные акционеру убытки и т.д.

Для предупреждения злоупотреблений Герман Греф предлагает уменьшить сокращение сроков исковой давности оспаривания корпоративных актов (решений общих собраний акционеров и т.д.). Сейчас этот срок составляет шесть месяцев для акционерных обществ и два месяца для ООО. Этот срок считается со дня, когда акционер узнал о нарушенном праве. Но установить эту дату, если компания не сообщает о принятом решении, бывает очень трудно. Например, юристы ЗАО «Ливиз» доказывали в суде, что обманутый акционер должен был узнать о реорганизации компании с этикетки на бутылках. Суд констатировал, что истец не обязан быть потребителем напитков завода и отклонил это довод водочников.

В качестве еще одной меры против недобросовестных истцов предлагается повысить судебные штрафы за злоупотребление правом на обращение в суд в защиту прав и интересов других лиц. Сейчас размер такого штраф ограничен суммой в 100 тысяч рублей, которая вряд ли остановит рейдера.

Павел Нетупский, специально для Фонтанки.ру

Ранее по теме:
Рейдерам нанесли ответный удар
"Я удобная персона, чтобы "списывать" на меня все захваты"
Рейдеры бывают разные
Рейдеры хотели нефти, шоколада и уюта
Дворцовая тайна братьев Васильевых
Нападение на бизнесмена Сергея Васильева (фото)
Авторитет стал мишенью рейдеров
А рейдеры-то ненастоящие!
Рейдеры хотят взять вокзалы, мосты и реестры акционеров
Мы рейдеры? Да сами вы рейдеры!

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100