Экономика

И плачут березы...

22:27:04, 13 сентября 2007
И плачут березы...

Подпорожский лесхоз работает в самом лесном районе области. Здесь, на северо-востоке, лес всегда был главным богатством, и как ни пыжилась пропаганда в разные времена изображать стремительное развитие сельского хозяйства, на бедных почвах и в суровом климате Подпорожского района экономику надежно подпирала только древесина.

Лес занимает около 70 процентов территории района. Общая площадь лесного фонда – 554 тысячи гектаров. Эксплуатационный фонд – 62 миллиона кубометров. Расчетная лесосека по главному пользованию составляет 15,3 процента от всей расчетной лесосеки Ленинградской области. Более чем наполовину леса представлены хвойными породами деревьев – сосна (нередко встречаются боры из мачтовых сосен), ель, береза и осина.

Неудивительно, что удельный вес лесозаготовительной и лесоперерабатывающей промышленности составляет больше половины в объеме промышленной продукции района.

Рубят и перерабатывают лес десятки предприятий – российских и финских. А восстанавливают четыре лесхоза, причем считается, что Подпорожский – самый мощный и эффективно работающий.

...На оскалившейся сухими пнями вырубке деловито топчется ТДТ – «трелевщик», трактор, переживший не одну техническую революцию в своем первозданном виде. А этот, видимо, и просто очень стар. Таща за собой плуг и впереди ножом-толкателем раскидывая сушняк, он пыхтит неровно и натужно, а уж когда попадается пень, взвывает предсмертным воем. За трактором остаются неровные борозды – «грядки» для весенних посадок. Болотце посреди вырубки «трелевщик» старательно обходит.

– Куда там в болото, – объяснил нам потом тракторист. – Завязнет моментально, потом не выдрать...

– А если б «Кировец»?

– Ну если б «Кировец», тогда бы что мне это болото... Да кто же его даст-то?

Техника в лесхозе старая, и те машины и агрегаты, которые еще действуют, работают вопреки логике, техническим условиям и срокам амортизации – исключительно на терпении, вдохновении и изобретательности ремонтников. А работа для техники в лесу исключительно тяжелая, и, глядя, как в очередной раз задыхается ТДТ, зацепившись плугом за пенек, невольно представляешь себе, как он разваливается.

– А что, и разваливается, – комментирует директор леспромхоза Юрий Петров. – И не только трактор – вся система лесохозяйствования разваливается.

Юрий Борисович поведал журналистам о печальных и скучных годах, начавшихся для лесхозов с наступлением смутных времен. Финансирование все уменьшалось, снабжение становилось все хуже, зарплаты все снижались, люди все уходили... И сейчас, когда, кажется, экономика начала налаживаться, все пришло к нулю: финансирования нет, техника кончается, работать некому. Сейчас даже лесничеств в хозяйстве нет.

Лесхоз превращается в некую бригаду, которую арендаторы-лесопользователи нанимают для восстановительных работ на своих лесосеках. Тем и живут хранители леса.

А деньги за аренду леса уходят целиком в федеральный бюджет – к «газовым» и «нефтяным» миллиардам.

Тех ста-двухсот тысяч в год, которые лесхоз получает от арендаторов, едва хватает на топливо, ремонт техники и зарплату. И то при факте, что в год выпиливается около двух тысяч гектаров леса, восстановить удается не больше 750 гектаров. На большее сил нет.

– Раньше у нас хороший питомник был, – рассказывает Юрий Петров, – посадочным материалом лучшего качества могли всех соседей снабжать. Сейчас едва себя обеспечиваем.

А ведь кроме посадок лесникам необходимо делать массу других работ по уходу за лесом – рубки ухода, санитарные рубки, прореживание, контроль территорий... Но это – те территории, на которых нет арендаторов, за это никто не заплатит. Так нужен стране здоровый и дорогой лес или не нужен?

...Рядом с первой вырубкой – другая, шестилетней давности. Здесь в бороздах поднялись высаженные три года назад елочки. Их подпирают елочки и сосенки, появившиеся в результате самосева. И здесь же нахально прут березы, осины, ивняк, ольшаник и еще какие-то кусты. Всякий лесной мусор лезет на свет и открытую землю. Недоглядишь – затмят лиственные разбойники сеянцы ценных пород, заглушат, утопят под быстрорастущими своими кронами. Нужна очистка.

Десяток рабочих (по случаю приезда корреспондентов одетых в новые робы) неровной цепочкой идут по вырубке с бензомоторными кусторезами в руках. Трещат моторчики, падают кусты и деревца. Светлеет посадка. Но не быстро: работа кропотливая, точная. И нелегкая – дай-то бог эти пять гектаров за день очистить.

– Кусторезы тоже на ладан дышат, – комментирует директор. – Один за другим ломаются. А у меня таких посадок – по всей территории. Вот такая работа – и делать нельзя, и не делать невозможно.

Жизнь по остаточному принципу финансирования – вот как это называется. Год такой жизни можно выдержать. Может, два, если повезет. Три уже едва ли.

Лесники так живут и работают пятнадцать лет.

И все-таки многого добиваются.

Здесь, например, нет «черных лесорубов». Ну почти нет. В контакте с районной администрацией наладили серьезную охрану лесов, избавились от людей, запачкавшихся коррупцией, примерно наказали тех, кто пытался обойти закон.

Здесь самое пожароопасное время прошло спокойно: массированные противопожарные меры оказались эффективными.

Здесь даже основной костяк коллектива сохранили. Если и в самом деле в конце года станут восстанавливать лесничества, в них будет кому работать.

Так что подпорожским лесникам все-таки есть что праздновать в эти выходные.
Правда, с горчинкой праздник-то...

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100