Экономика

Год удалого молочника

16:02:03, 05 октября 2008

Идефикс имела идейную же привязку: только что стартовал национальный проект «Развитие АПК» с прописанным в нем «ускоренным развитием молочного животноводства».

Ощутимого «ускорения» в 2006-м не получилось. «Год Коровы» VIP-аграрий перенес на 2007-й, о чем сообщили многочисленные информагентства, не забыв подчеркнуть: «В рамках данной инициативы министр предлагает каждый день бесплатно выдавать школьникам по стакану молока или кефира. Делаться это будет для поддержки отечественных сельхозпроизводителей».

И тут не срослось... «Данная инициатива» была успешно забыта. Шоу-фантазии чиновников, похоже, иссякли.

А зря!

Ведь если извилины направить на креатив – такого можно напридумывать! Ну какая нужда упираться рогом в какую-то там буренку? Почему бы не объявить, хотя бы в нашей питерско-ленинградской вотчине нынешний год – «Годом Молочника»? Имея в виду ту бизнес-братию, что застолбила нишу в молочно-перерабатывающем секторе экономики и исправно заваливает потребительский рынок широчайшим ассортиментом молочной продукции. Что горожанину ближе – молоко в пакете/бутылке, сметана в коробке, йогурт в стаканчике или какая-то абстрактная корова?.. То-то и оно!

Бенефис на новых подмостках

Нынешний год ознаменовался активным новосельем молокоперерабатывающих предприятий – новых и основательно реконструированных старых. Вот как это выглядело в хронологической НЕпоследовательности – начиная с последнего «новосельного» события, случившегося в середине прошлого месяца.

Итак, в сентябре компания «Юнимилк» открыла новую производственную площадку в промзоне «Парнас». Для непросвещенных: компания «Юнимилк», основанная в 2002 году, объединяет три десятка предприятий на территории России и Украины. С некоторых пор она стала «мамочкой» нашего дорогого и любимого «Петмола», еще недавно безусловного лидера молочного рынка Петербурга и Ленобласти.

Место прописки «Петмола», старейшего молокоперерабатывающего предприятия, известно большинству ленинградцев-петербуржцев: Московский проспект, рядом с Обводным каналом. До центра города рукой подать. Плотная застройка, развиваться некуда и негде... Перенос производства (пока что частичный) на территорию промзоны разрешает не только вопрос технического и технологического развития предприятия. Соседство с Кольцевой автодорогой удачно «разрулит» транспортные проблемы.

Мощности новой производственной площадки «Петмола», по всем расчетам, обеспечат ежесуточную приемку и переработку 1000 тонн молока, выпуск 500 тонн цельномолочной продукции, а также 120 тонн детского питания. О какой-то суперновой продукции речи пока не ведется. Петмоловские бренды и без того раскручены на полную катушку. Бренды – раскручены, цена – накручена. По нашим наблюдениям, по признаниям наших «молоколюбивых» читателей, сейчас это самый дорогой товар на потребительском молочном рынке Петербурга.

Репетицию открытия другого молочного завода – в Гатчине – начали, когда на строительной площадке и конь не валялся. Почти три года назад впервые объявили о запуске уникального российско-финского проекта: Гатчинский молочный завод (ГМЗ) совместно с концерном «Валио» запустит новое предприятие. С именем собственным – «Галактика».

Новосельное торжество приурочили к открытию международной агропромышленной ярмарки «Агрорусь-2008» и к ожидаемому приезду сельхозминистра Алексея Гордеева.

Министр не приехал. Завод открыли без первого аграрного лица России.

Зато на потребительском рынке скоро должна появиться молочная продукция новой торговой марки с нерусским названием. Для ее раскрутки предполагают использовать основную часть производственных мощностей. Остальные мощности – где-то около 20 процентов – будут отданы под продукцию компании «Валио».

Бизнес-амбиции хозяев «Галактики», в общем-то, обоснованы. Сейчас, на начальной стадии производства, завод способен перерабатывать до 300 тонн молока в сутки, а к 2010 году должен выйти на проектную мощность 800 тонн в сутки. В перспективе уступит по объемам производства лишь Лианозовскому молочному комбинату (это в Москве), перерабатывающему ежедневно до 1500 тонн молока.

Если промоутеры первых двух новоявленных заводов заостряли внимание на будущих объемах производства, акцентировали внимание на финансовую составляющую проектов (в каждый инвестированы миллионы и миллионы долларов), то при открытии Кингисеппского молочного комбината больше говорилось о другом.

Кингисеппский комбинат – это не новодел. Молочный завод в городе был и прежде. Из всего, в общем-то, небольшого ассортимента выпускаемой продукции особо выделялось сливочное масло, за что предприятие удостаивалось всяческих наград. Но работало на последнем дыхании: сырья для переработки маленькому уездному заводику не хватало катастрофически. Наконец, молочники сделали последний вздох и – остановили производство. Старый завод годился теперь разве что под складские помещения...

«Замороженные» стены прикупил концерн «Детскосельский» (основан на базе нашего СПК «Племзавод «Детскосельский», включает два десятка предприятий в разных регионах страны) – после долгих колебаний... Ведь «старичка» предстояло не только реанимировать – реконструировать и модернизировать. С учетом очень сильных игроков на рынке молочного производства надо было придумать что-то такое-эдакое, что подвинуло бы конкурентов и удивило потребителя. Другими словами, выпускать технологически новые продукты.

Выбор пал на микрофильтрацию – технологию, не имеющую пока аналогов в России. Она, по сути, заменяет традиционную пастеризацию, но сохраняет в продукте все полезные вещества, присущие парному молоку. Запах и вкус парного тоже остаются.

Со своим «парным» кингисеппцам уже удалось пробраться в торговые сети Петербурга. Конечно, не с таким огромным молочным «валом», как более крупные игроки рынка. Зато продукция у них дешевле.

Производственные мощности комбината рассчитаны на переработку в среднем 160 тонн сырья в сутки. Сейчас кроме «парного» там делают кефиры и йогурты, а в следующем году должны ввести вторую очередь предприятия. Ассортиментный ряд пополнится продуктами детского и функционального питания (в том числе для спортсменов), творожными изделиями.

Даешь заменитель?

Почти все хозяева новых производств при торжественном их открытии клятвенно заверяли о своей патриотической ориентации. В том смысле, что все приоритеты в закупках сырого молока будут отданы отечественному товаропроизводителю.

Гатчинский молочный завод – партнер «Валио» по «галактическому» проекту – еще раньше прикупил нескольких сельхозпредприятий в Ленобласти, специализирующихся на молочном животноводстве. Пообещали, что одно из них – племзавод «Торосово» Волосовского района – станет своего рода экспериментальной площадкой «Галактики». Там планировалось построить мегаферму, оснастить ее наисовременнейшим оборудованием, внедрить высокоэффективные технологии производства, заселить высокопродуктивными буренками. И научить их... доиться «по-фински» – выдавать на-гора молоко такого качества и в том количестве, каких требуют стандарты «Валио».

Сеть поставщиков сырого молока на Кингисеппский молочный комбинат еще полностью не сформирована. Но примечательный момент: самым первым его партнером в этом направлении стал племзавод «Агро-Балт» того же Кингисеппского района. Хозяйство мощное, давно и прочно обосновавшееся в рейтинге сотни самых крупных и эффективных сельхозпредприятий России по производству молока.

По идее, появление новых заводов должно создавать конкуренцию среди переработчиков в борьбе за поставщиков сырого молока и повышать, к радости животноводов, закупочные цены. Но каким бы искренним ни был ура-патриотизм молочников, не обойти существующих реалий.

А они, реалии, таковы.

«Петмол», напомню, нацелился на переработку 1000 тонн молока в сутки (сейчас перерабатывает 200 тонн). Ориентир «Галактики»: от 300 сегодняшних тонн до 800 тонн через пару лет. Мощность Кингисеппского молочного комбината – 160 тонн. Питерское «Балтийское молоко» перерабатывает 350 тонн молока в сутки. «Пискаревский» – 250 тонн. Более мелкие предприятия суммарно – 100 тонн.

Теперь внимание! В Ленинградской области все молочные хозяйства, включая сельхозпредприятия, территориально принадлежащие Петербургу, производят всего лишь 1400 тонн молока. Если учесть, что в ряде крупных молочных хозяйств отлажена собственная переработка молока и проблем сбыта сырья у них нет, в услугах сторонних молочников они не нуждаются, то в регионе может наступить сырьевой кризис.

Ну и где молокозаводы будут брать сырье? В соседних областях? В Новогородской губернии? Да в Новгород некоторые хозяйства южных районов Ленобласти сами сырое молоко на переработку отправляют!.. По оценкам специалистов, везти такое сырье далее чем за 150 километров от места его производства, нецелесообразно. А с нынешним удорожанием бензина нецелесообразно вдвойне.

Что остается? Не мудрствуя лукаво: закупать где-то и потом «оживлять» сухое молоко. Кстати, финские участники «галактического» проекта никогда не скрывали: если российского сырья для переработки будет не хватать, то придется воспользоваться немалыми запасами сухого молока из Суоми.

Ничего крамольного, по большому счету, в этом нет. Сухое молоко промышленность использовала всегда. Летом, когда коровы дают больше молока, а потребительский спрос на него падает (народ переключается на фрукты, прохладительные напитки и пиво), переработчики отправляют часть сырья на сушку. Создаются запасы молочного порошка на зиму. Кроме того, многие современные технологии производства молочной продукции – йогуртов, к примеру, и иже с ними – предусматривают использование молочного порошка. И никуда от этого не деться – сухое молоко нужно! Если, конечно, речь идет не о разбодяживании его водой и продажи под видом «натурпродукта».

Во времена оны – до всяких там перестроек, кризисов, смен собственников и прочей круговерти – на каждом крупном молокоперерабатывающем предприятии были свои сушильные цеха. С началом в 1990-х годах кризиса в молочном животноводстве, когда коровье стадо в стране каждый год сокращалось на десятки тысяч голов и сырого молока становилось все меньше и меньше, сушильное оборудование на заводах остановили. Потом, заржавевшее, и вовсе демонтировали – сушить было нечего... В Россию ринулся сухомолочный импорт.

В стране осталось всего полторы сотни предприятий, специализирующихся на производстве порошкового молока из отечественного сырья. Но галопирующий импорт подкосил и их. Особенно тот, что пошел по демпинговым ценам из сопредельных государств. Летом нынешнего года Украина и Белоруссия в очередной раз «сбросили» в Россию дешевый молочный порошок, из-за чего вновь залихорадило наше молочное животноводство, сбило до неоправданного минимума закупочные цены на «живой» продукт. По той же причине уже целую пятилетку «бастуют» российские производители сухого молока, настаивая на введении защитных мер против импорта чужого порошка.

А крайним в этой истории остается кто? Потребитель. Вынужденный из-за безудержно растущих розничных цен на молоко и всю молочную продукцию сокращать ее потребление. В подтверждение тому – статистика. С начала нынешнего года продажи молочных продуктов России упали, по разным данным, на 12 – 17 процентов. Уровень потребления молока в нашей стране сейчас такой же, как в послекризисном 1999 году. Если средний европеец потребляет за год около 400 килограммов молока, то россиянин – только 240 килограммов.

Сотрудничество по канадской модели

Чем еще особо выдающимся ознаменовался наш символический «Год Молочника»?

Тем, что повсеместно в России стали создаваться профессиональные объединения производителей молока. Которые, по задумке высокопоставленных чиновников, должны взять на себя следующие функции – цитата из официального документа: «Совместно с органами исполнительной власти участвовать в выработке механизмов регулирования рынка, в формировании ценовой политики, привлекать потенциальных инвесторов для развития отрасли, координировать работу по внедрению научно-технических программ, инноваций, способствующих достижению высоких результатов в области селекции и генетики».

Но тут уже речь идет не о производителях готовой молочной продукции – переработчиках, а о тех, кто у «основы основ» стоит. Попросту, по-крестьянски говоря, – у коровьего вымени.

Вот и появился в России Национальный союз производителей молока. Заметим: в дополнение (или «в параллель») к давно существующему Российскому союзу предприятий молочной отрасли, объединяющему переработчиков. Очень скоро оба союза продекларировали свои «намерения о сотрудничестве». Для начала решили создать совместную рабочую группу по вопросам производства и регулирования молочного рынка в стране.

Случилось это три месяца назад. До сего дня официальных сообщений о деятельности группы и вообще о том, появилась ли она в реальности, пока не поступало.

Регионы между тем тоже встали по стойке «смирно»: по призыву Минсельхоза быстренько стали организовывать профильные союзы и ассоциации на местах.

Объединились и производители молока Ленобласти. В ассоциацию вошли два с лишним десятка хозяйств, производящих примерно 40 процентов регионального молока. Члены ассоциации выбрали себе президента. Им стал директор волосовского племзавода «Рабитицы» Леонид Саплицкий. В его хозяйстве, к слову, самые высокоудойные коровы чуть ли не всей аграрной России: в этом году каждая тамошняя буренка, по предварительным прогнозам, даст в среднем по 10 тысяч литров молока.

Всегда хочется верить в лучшее... Не всегда получается. Можно, конечно, продекларировать «дружбу и сотрудничество» производителей и переработчиков. Но многолетний опыт показывает: под общим лоскутным одеялом они ужиться никак не могут. Каждый тянет тепленькое на себя, и в этой «перетяжке» выигрывает сильнейший – переработчики. Это у них диктат закупочных цен на молоко и проторенные дорожки на продовольственный рынок. Это у них давно сложившееся крепкое «лобби».

И никакого примирения сторон, никакой реальной «дружбы и сотрудничества» не получится до тех пор, пока не будет системы государственного регулирования молочного рынка – системы, существующей практически во всех развитых странах мира.

Не исключено, что Россия скопирует модель Канады. Опыт этой североамериканской страны нынче скрупулезно изучается российскими специалистами.

Производители и переработчики молока в Канаде по закону ОБЯЗАНЫ ежегодно заключать соглашение о закупочных ценах на молоко и придерживаться его. В случае переизбытка сырого молока на рынке имеется такой инструмент, как интервенционный фонд, куда закупается сухое молоко, например, летом, когда спрос на молочную продукцию традиционно падает. Кроме того, на канадском рынке действует квотирование: каждый производитель выпускает определенное количество продукции.

При благополучном стечении обстоятельств, при одобрении российского правительства заокеанскую модель Россия сможет внедрить уже в следующем году.

Следующий же год и будет Годом Коровы (а заодно – Быка и Вола). Без всяких кавычек – по восточному календарю. И обещает он, по утверждению астрологов, процветание и богатство. Вопрос – кому: самой «виновнице торжества» – буренке? Животноводам? Переработчикам целебного напитка? Или, быть может, и нам, потребителям, что-нибудь перепадет?

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100