Экономика

Суд не оценил эмоции пострадавшего от падения льда

15:57:37, 20 сентября 2010
Суд не оценил эмоции пострадавшего от падения льда

Владелец автомобиля,  крышу которого пробил падающий ком снега, не смог доказать наличие моральных страданий и получить даже минимальное возмещение причиненного ему вреда. Такое решение на днях принял Санкт-Петербургский городской суд.

Вечером 27 марта 2010 года Леонид Массагутов припарковал свою Toyota Corolla во внутреннем дворе дома на Васильевском острове на расстоянии 3,1 метра от  стены здания. Не успел водитель  покинуть салон, как  крышу его автомобиля пробила  снежная глыба.
Согласно проведенной независимой экспертизе сумма восстановительного ремонта автомобиля (с учетом износа) превысила 122 тысячи рублей. Леонид Массагутов потребовал их взыскания с виновника происшествия – ООО «Жилкомсервис № 2 Василеостровского района», которое не обеспечило надлежащую чистку крыши находящегося в его ведении жилого дома. Кроме того, пострадавший автовладелец просил взыскать 70 тысяч рублей причиненного ему морального вреда: в результате инцидента он испытал сильный шок, у него появилось расстройство сна, чувство страха при посадке в автомобиль.

Василеостровский районный суд, в который обратился Леонид Массагутов, признал его материальные требования обоснованными, так как его автомобиль был поврежден в связи с ненадлежащим исполнением жилкомсервисом работ по очистке крыши дома от снега, наледи  и сосулек. Кроме стоимости ремонта, суд взыскал в пользу истца его расходы на проведение экспертизы, привлечение юриста, отправку почты и сумму уплаченной госпошлины.

В то же время во взыскании компенсации морального вреда было отказано. Служители Фемиды пришли к выводу, что бездействием ответчика были затронуты только имущественные права автовладельца. «Истец не представил суду убедительных доказательств, подтверждающих причинение ему физических или нравственных страданий, в связи с имевшим место причинением вреда его автомобилю», – констатировал суд. При этом показания свидетеля, подтвердившего состояние Леонида Массагутова после инцидента, были отклонены, поскольку он является его близким родственником и «может быть заинтересованной стороной в исходе дела». Санкт-Петербургский городской суд поддержал эти выводы.

Вопрос расчета морального вреда остается одним из самых сложных и неоднозначных в российской судебной практике. В зарубежных странах этот механизм уже давно отработан. Так, в Великобритании применяется специальная тарифная схема, в которой подробно описаны условия и суммы выплат компенсаций в зависимости от конкретных обстоятельств, а в Германии используется принцип прецедента: решения по отдельным вопросам систематизируются и публикуются, позволяя судьям ориентироваться на оценки коллег по аналогичным ситуациям.

Верховный суд России еще несколько лет назад заявил о намерении пойти по «британскому пути» – необходимости принятия специального закона. Однако до сих пор не разработан даже его проект. В итоге судьи должны исключительно из собственной субъективной оценки определять моральный вред, причиненный потерпевшим от преступных деяний, пострадавшим от падения сосулек и поскользнувшимся на неубранных улицах, а также потребителям и другим истцам.

Сопредседатель комитета защиты автомобилистов Александр Холодов не видит в вердикте суда ничего удивительного. "Одно дело материальный вред, который легко подсчитывается. А вот моральный подлежит доказыванию. Если потерпевший не смог предоставить, например, справку от врача, что у него от падения сосульки сильно болела голова, то считается, что он вряд ли сможет обосновать, что именно такая сумма компенсирует его страдания. И суды у нас крайне редко вообще удовлетворяют такие иски", - подчёркивает он.

По стечению обстоятельств, в день, когда Леонид Массагутов пытался отстоять свое право на компенсацию, Петроградский районный суд вынес решение по иску Вадима Каштанова — отца девушки, на голову которой упала ледяная глыба. Понесенный материальный ущерб судья обязала ответчика возместить полностью, а вот морально-нравственные страдания родителя пострадавшей оценила только в 100 000 рублей. В то время как истец требовал выплатить ему 10 миллионов рублей.

Напомним, тяжелую травму головного мозга эстонская студентка Милана Каштанова получила 5 февраля 2010 года, когда вышла из парадной дома 3 по улице Красного Курсанта.
По факту трагедии было возбуждено уголовное дело ч.2 ст.118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). В совершении этого преступления была признана виновной сотрудник ЖКС №2 Татьяна Ушакова. Именно она, по мнению следствия, обеспечивала охрану безопасности прохожих и не смогла предотвратить несчастный случай. Ее приговорили к 6 месяцам лишения свободы условно.

С начала года в Петербурге от гололеда пострадали 2 тыс. 951 человек (данные на 30 марта). Из них 2 тыс. 426 оказались на больничных койках. От падения сосулек пострадали 185 жителей и гостей города. Сколько было повреждено машин и иного имущества — не считал никто.

Павел Нетупский,

 

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100